Михаил Пробатов (beglyi) wrote,
Михаил Пробатов
beglyi

Category:

Когда в юной вселенной всё было по-другому. Продолжение.

Не просто мне сейчас каждое слово даётся. Так я стану понемногу высылать.Кому не нравится - пожалуйста, напишите, почему не нравится.
----

- Высылайте разъезды. Война началась! – хрипло прокричал старый кентавр.
А Дагор Микар запел: “Воины Мисора, чаши пенятся вином. Пир начинается – весёлый пир мечей и копий. Моя стрела полетит первой! Не знает она промедления и промаха! За бонаканскую белую розу, друзья-танируги!”.
На стене Кантазорского замка протяжно, призывно заплакала и засмеялась серебряная войсковая труба.

- - - -

Так началась война, которая длилась два года. От десяти тысяч кентавров царя Логура не осталось и десятка бойцов. Несметно воинов и простых горных пастухов потеряли и люди. Но кентаврам подошло подкрепление из Долины, а на помощь таниругам огромным множеством спустились из высокогорья их дикие соплеменники в медвежьих шкурах, которые сражались рогатинами, вырезанными из горного дуба. Амазонкам же неоткуда было ждать подмоги, потому что в их владения в Долине вторглись вольные кентавры, которым предводительствовал молодой вождь Наруг. И Зола вынуждена была уехать для набора нового войска и защиты своих городов. За себя она оставила старую и опытную воительницу Гомру, в её распоряжение было не более восьми тысяч пеших изнурённых, израненных, амазонок, которых она медленно отводила к Перевалу, и надеялась уйти, совершая внезапные ложные маневры и быстрые переходы.
Однако, конный авангард сорокатысячного единого войска людей и кентавров оказался на Перевале первым – двадцать тысяч конников-людей и пятнадцать тысяч кентавров . Амазонки, за неимением коней, не успевали, были отрезаны, и для них в этом мире всё было кончено.
В горах уже начиналась весна, снег на Кантазорском Перевале ещё не сошёл, но утро, после того, как ушёл предрассветный туман, было ослепительно. Воины стояли под синим ясным небом, их кони перекликались весёлым ржанием. Солнце уже показалось краем яркого диска из-за ледяных вершин неприступного Зура. И орлы в синеве величественно плавали над местом предстоящего сражения. Ждали. Потом послышался возглас передового: “Идут!”.
Амазонки поднимались к Перевалу тесным строем широкими шеренгами по тысяче в каждой шеренге – всего около шести тысяч неукротимых воительниц. А впереди этого строя шла сотня, построенная в безупречный квадрат – это были ужасные старухи-амазонки, они шли без доспехов с распущенными седыми космами, изрубленные в многолетних боях. Все были обнажены по пояс – так что видны были обвислые груди, рваные шрамы на их некогда прекрасных телах, у многих не хватало руки, или ногу заменяла деревянная подпорка. Каждая в каждой руке держала по мечу – если рук было две. Однорукие, которых было немало – второй меч держали в зубах.
- Умирать идут! – сказал кто-то.
Остановились, и вперёд вышла молодая красавица с мечом, на который повешен был белый платок.
Князь Мисорский, княгиня и царь кентавров стояли на вершине рядом в окружении военачальников и вельмож.
- Глашатай! Кричи ей, пусть подойдёт. Мы выслушаем.
Даже для посланницы не нашлось у амазонок добрых доспехов. Её панцирь был измят, изрублен, а шлема и вовсе не было, кудрявые чёрные волосы слиплись от крови.
Она подошла ближе и, по обычаю опустив меч, стряхнула с него в талый снег под копта коней и кентавров белый платок переговоров.
- Государи! Нас мало, но впереди у вас нелёгкая битва, и вы многих потеряете.
- Твоя правда. Это я вижу, – сказал великий князь.
- Непобедимая Гомра, предводительница, наша предлагает за свободный выход с честью и оружием – по осени, как урожай соберут – караван зерна в сотню телег. А коли вам этого мало, так у неё и другое предложение есть.
- Не много Гомра предлагает за свободный выход. Сотня телег зерна, а пшеницу не посеял ещё никто. А у вас дома – война. Ещё неизвестно, кто поля засевать станет, и найдётся ли чем и кому засевать, а по осени жать, – сказал царь Логур.
- Не прогневайся, великий царь, но переговоры мы с князем моим здесь ведём, – сказала княгиня, сдвинув брови, а царь только опустил голову, чтобы скрыть улыбку.
- Скажи другое предложение.
- Поединок.
- Поединок! – выкрикнул царь. – Она за сумасшедших нас принимает, князь! Нет воина среди живых, кто с нею мог бы биться наравных. Ты только погляди на неё – вон она стоит, на копьё оперлась. В жилах стынет кровь, как поглядишь.
Великая княгиня весело ответила:
- А у меня так кровь всегда горяча, на какое чудовище не гляну. Скажи слово, мой неустрашимый витязь и прекрасный возлюбленный сердца моего!
Князь Ниром тронул коня коленом и подъехал  к жене. Он бережно взял её руку и поцеловал. Затем, ударив коня плетью, выехал вперёд.
- Великая воительница Гомра! Хорошо ли ты слышишь меня? Я, великий князь Мисора и всего Бонакана, принимаю твой вызов на смертную схватку! Этот мой поединок я посвящаю даме сердца моего, великой княгине Мисорской. Коли ты меня убьёшь – все вы выйдете с честью и оружием на волю в Долину! Одолею тебя я – все твои амазонки в рабство пойдут. Согласна ли ты?
Хриплый зычный голос донёсся издалека:
- Слышу тебя, великий князь! Подумай, однако. Не тебе со мною сладить в поединке. Пожалей молодую жизнь свою.
- Благодарю за заботу. Всякое в битвах случается – на удачу надежда моя.
 - Скажи, как биться будем.
- Могу дать тебе доброго коня, выбери любого, а коли хочешь – пешими станем биться.
- Не стану биться на чужом коне. Бьёмся пешими. Князь! Бьёмся до смерти. Верно ли я поняла тебя?
Князь сошёл с коня, бросив поводья мальчику-оруженосцу.
- Э! Князь! – сказал царь Логур. – Хорошо ли ты подумал? Всем известна твоя отчаянная храбрость. Но для чего этот поединок, когда мы их за минуту сомнём – вон уж и пехота твоя на подходе. За полвека непрестанных войн Гомра ни разу в поединке никому не проиграла, и все её противники были убиты.
- Поединок в честь прекрасной дамы! – откликнулся великий князь. – Это тебе непонятно, царь, а для человека это важнее жизни.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments