?

Log in

No account? Create an account
Беглый

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Monday, July 11th, 2011
11:29a - Мы - здесь. Со всеми нашими болячками
Тот, кто не прочёл (хотя бы не просмотрел) предыдущий текст, всё это поймёт неправильно – тогда не стоит и время тратить. И ещё один кусок будет. Текст короткий – без ката.
----------------

2002 год. Операция «Защитная стена». 

Мы – здесь. В Эрец Исраэль. Со всеми нашими болячками. Со всеми нашими плохими новостями. Мы – здесь. Всегда.
………………………………

В пищевом цеху больницы Шарей Цедек работал один парень – сабра. Звали его Шмуэль, а если по-русски – Шмуль. Он был заместителем шеф-повара. Лет тридцати пяти – громадного роста, широкоплечий и широкогрудый, с огромными навыкате, всегда смеющимися иссиня-чёрными глазами. Очень подвижный, горластый, нахальный и весёлый, добродушный бабник – каждый день другая девушка. И мы с ним дружили.

Он звал меня «гибор руси». В морозильную камеру я заходил в сандалиях на босу ногу и агалу (телегу) выкатывал оттуда, взявшись за железные поручни голыми руками, а по технологии в камере должно быть -39. Этого не было, конечно, но -30, думаю, было.

- Сумасшедший! Ладони прилипнут, и шкуру оставишь на железе.

- Нет! Смотри, Шмуль.

Я крепко взялся тёплыми ладонями за поручни, телегу выкатил и потом несколько секунд ладони не отнимал. Потом раскрыл их и показал. Чуть влажные тёплые ладони. Ничего не случилось. И я сказал ему:

- Рыбу птицу, молодицу в рукавицах не берут.

Все эти слова я уже знал на иврите, и перевёл ему. Ему ужасно понравилось. Подхватил меня, как ребёнка, и таскал по цеху на плече:

- Смотрите все! Это русский герой! Мой друг! Все русские – герои!

Меня с тяжкой ревностью спросили по-русски:

- За что они тебя так любят?

- Я их люблю, так и они меня любят.

- А ты – за что их любишь?

Я отвечал так, как только можно ответить на этот вопрос:

- Люблю, а за что – не знаю. Ну…, они меня любят, и я их люблю.

Началась операция «Защитная стена», и его призвали как резервиста. Он пришёл в Шаарей Цедек в форме, с автоматом – счастливый, праздничный, будто именинник. Его не было около двух месяцев – долго. И вот, Шмуль появился в цеху. Оказалось, что он был ранен, лечился. Немного хромал.

Вокруг него бушевал ураган женских восторгов. Он улыбался всем. Каждую женщину – в цеху их много на раздаточном конвейере, не знаю, как на иврите – где на подносы ставят рацион в соответствии с диагнозом – каждую женщину он расцеловал. Всё было прекрасно.

Потом он подошёл ко мне и сказал:

- Пойдём со мной. Я Эфраиму сказал, что заберу тебя. Хватит на сегодня.

А моя смена и так заканчивалась через час. И мы с ним пошли в кафе. Шмуль заказал шаурму – для меня специально в тарелке. Ледяная вода, питы – арабские лепёшки, вроде лаваша, много какой-то зелени. И по рюмке арака. Он знал, что я арак не люблю, наша водка совсем была ему не под силу. И он попросил:

- Я тебя прошу, хабиби, (дорогой арабск.). !

- Ну, давай! - сказал я, поднимая рюмку.

- Вот, у русских всегда: Давай! А что это?

- Йалла! С Богом!

- А мне говорили, что это значит: Отдай!

- По-разному в разных случаях.

- А когда атакуют?

- Ура!

- Это что?

- Бей! - по-татарски. Ну, по-турецки.

- Почему так?

- Ну, йалла - это ведь тоже не еврейское, а арабское. Да ты расскажи, как было? Здорово всыпали им? – я сделал движение рукой и плечом – короткий боковой.

Шмуль сидел, опустив чернокудрявую голову.

- Ещё по рюмке?

Сабры мало пьют. И я удивился.

- Ещё по одной рюмке, пожалуйста, - он хотел выпить.

Мы выпили.

- Ты читал в газете? Или по TV. Передавали. И по Рэке на русском. Дженина. Там я был. Много наших погибло. А мне ногу зацепило, да это ерунда, совсем прошло. Бен зона! – он закричал так, что люди стали оборачиваться. – Заманивает в дом! Очередь из окна – и укрылся. А, когда мы в дом забежали – взорвал устройство. И сам взорвался. О, проклятые сумасшедшие! Рафи, мой друг – я учился в кулинарном колледже с ним - только что женился. И она осталась вдовой, не успел он и сына ей оставить.

Тогда я был настроен с одной стороны решительно, но с другой стороны слишком просто. Простота, которая хуже воровства - опасность, которая всегда угрожает человеку в решительной позиции.

- Их надо убивать, - сказал я.

- А?

- Убивать надо!

Шмуль молчал, хмуря брови.

- Ты знаешь? А я нет. Я не знаю.... Но, Михаэль, дорогой!  

И вот, тогда он проговорил это на иврите. Он произносил слово за словом. И я его понимал. И я так его понял:

Мы – здесь. В Эрец Исраэль. Со всеми нашими болячками. Со всеми нашими плохими новостями. Мы – здесь. Всегда.

Шмуэль от двух крошечных рюмочек арака захмелел. Лицо его потемнело. На лбу налились горячей кровью вены. Глаза блестели.

Огромный смуглый костистый кулак кому-то за далёким горизонтом, за тучами молчаливых синих гор грозил:

- Давай! Давай, Михаэль! Давай! Со всеми нашими болячками. Со всеми нашими плохими новостями. Давай!

(2 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com