флаг

Постоянная страница

Я ПРОШУ ЧИТАТЬ ЭТОТ ЖУРНАЛ НЕ С КОНЦА, КАК ОН ОТКРЫВАЕТСЯ, А С САМОГО НАЧАЛА - ПО КАЛЕНДАРЮ С 8 НОЯБРЯ 2004 ГОДА. ЖУРНАЛ ЭТОТ, СОБСТВЕННО - КНИГА МОЕЙ СУДЬБЫ. НЕ СТОИТ ЧИТАТЬ КНИГУ С КОНЦА. К ТОМУ ЖЕ, КАК МНОГИЕ КНИГИ, МОЯ - ЧЕМ БЛИЖЕ К КОНЦУ, ТЕМ МЕНЕЕ УДАЧНА.

Во избежание печальных недоразумений: Я - антисоветчик. У меня есть два руководства к действию: "Всегда держи в лоб урагану!" (адмирал Френсис Дрейк). И ещё одно: "За вашу и нашу свободу!" (лозунг августа 1991 года). Они у меня в сердце неразделимы.

Человек, ненормативный - я ни одному стороннику тирании в любой её форме не могу гарантировать безопасности при столкновении со мной. В таких случаях память мне не изменяет, и я никогда никого не забываю. И дело ни в коем случае не закончится мирной встречей на боксёрском ринге, пусть никто на это не рассчитывает - для физкультуры я уже слишком стар.

Однако ни одному стороннику тирании не заказано читать и комментировать то, что я здесь пишу.

В этом журнале нельзя только гримасничать, валять дурака и использовать ненормативную лексику, не владея в совершенстве этим уникальным, чрезвычайно выразительным и в разговорной речи очень хрупким лексическим средством моего родного языка - русская матерная брань в устах человека, не умеющего ею пользоваться, превращается в безобразное кривляние и разрушает живую языковую ткань русской речи.

Матерная брань очень редко может быть передана письменно - это целое искусство. Единственный человек, которому это удаётся, насколько мне известно - Адольфыч. К сожалению, мы с ним друг другу взаимно надоели.

Можно - всё. Подлинные дураки (но не те, кто валяет дурака), фашисты, коммунисты, религиозные фундаменталисты, антисемиты, террористы, гомосексуалисты, наркоманы, алкоголики, уголовники, серийные маньяки, просто психически неполноценные люди, - все, кто угодно, кроме двух категорий, упомянутых выше, могут высказываться на страницах этого журнала в полную меру силы или слабости своей психики, психологии и социальной, национальной, религиозной общественно-политической и сексуальной самоидентификации. Последнее - следствие 700 откликов (возмущённых в большинстве) на один мой старый текст о сексуальных извращениях.

Я никого не блокирую и не удаляю, кроме тех, кто гримасничает, валяет дурака и неумело материться. Пока я не блокирую анонимные комментарии, потому что среди них часто встречаются очень дельные. Если придётся блокировать этот вид комментариев, я заблаговременно всех об этом оповещу.

Отвечаю на комментарии редко, а свою ленту почти не читаю совсем, за что прошу прощения.

Журнал литературный. Стихи и проза - мои, и поэтов, и писателей, которых я люблю. Иногда публицистика. Иногда что-то вроде литературных рецензий. Иногда исторические экскурсы в литературной форме. Кат используется очень редко. Много места поэтому в ленте занимает каждый мой пост.


Едва ли не каждую свою запись я потом в течение иногда многих дней выправляю, часто меняя даже прямой смысл и содержание. Кроме того, мои ответы на комментарии часто оказываются продолжением текста. Именно поэтому я с некоторым огорчением воспринимаю отсутствие комментариев. И, признаться, мне обидно бывает. Но это ерунда - не обращайте внимания.

Подумайте, прежде чем меня присоединить к своим друзьям.

Люди, психически, психологически и социально адекватные - всё же предпочтительней для меня.

Кажется, всё.

Нет. Не всё:

С этого момента по ссылке http://beglyi2012.livejournal.com/ будут появляться мои публицистические попытки.

И ещё:

Записаться

Эта штука называется баннер, если я не перепутал :)). Если нажмёте на неё - вам объяснят, как купить книгу Л. Кавериной. Книга стоит не только того, чтоб её купить, а чтоб её прочесть. Так мало сейчас выходит хороших книг на русском языке!

флаг

Письмо

Дорогие друзья! Сегодня 7 сентября День смерти Беглого ,нашего дорого Миши Пробатова.
В Москве и в Париже отслужили панихиду по умершему.но мы все верим,что Миша всегда с нами.
Земля ему пухом и вечная память!
Очень трудно подобрать нужные слова,кажется,что он отошел или уехал ненадолго.
Не забывайте его,помните нашего Беглого!
     
                           Нина Пробатова
                     
               
флаг

Письмо

Дорогие друзья! Сегодня,15 марта День рождения Миши ,ему исполнилось бы 69 лет,так рано ушел от нас человек большого таланта,да что там говорить,утрата не только для нас,его близких,но и для литературы, ведь сколько замыслов он не успел воплотить,последнее время он много рассказывал ,но голос был очень тихий,записать  невозможно,но ничего не поделаешь,так угодно  Господу.Наша семья,Пробатовы,те кто проживает во Франции,в Москве, все любим и помним нашего Мишу,надеюсь,что и вы не забыли его.Заходите на сайт beglyi.com ,там будут напечатаны стихи,ранее нигде не опубликованные,прислала его дочь Аня Пробатова из Москвы.На сайте много интересного,я много перечитываю и всегда нахожу новое,но это сугубо мое мнение.Пожалуйста,оставляйте комментарии,это нужно для поддержки сайта.Заранее благодарна!
Сегодня пойдем на кладбище я,внуки и правнуки Миши,будем сажать цветы зелень,погода у нас в Лиможе позволяет.
Всего вам самого доброго.Нина!
флаг

письмо

Дорогие друзья.рада,вам сообшить,что открыли сайт Миши Пробатова    beglyi.com   ,заходите,читайте.На этом сайте будет  все,написанное Михаилом,включая неопубликованное. С уважением  Нина Пробатова ! 
флаг

стихи

Дорогие друзья! Миша писал до последнего дня,пока силы не покинули его.Когда приходил в сознание,много раз повторял,чтобы я правильно распорядилась со всем,что он написал,правильно будет сказать,литературным наследием.
Я музыкант,мой литературный опыт,это " Нинка-картинка",которую Миша публиковал здесь в журнале,надеюсь,что кто-то из вас подскажет как,куда и что сделать,чтобы выпустить подборку произведений Беглого. Во Франции он написал довольно много нового,я постепенн буду выкладывать в журнал,в Москве у его дочерей тоже есть рукописи,видимо из раннего,мы вместе постараемся,чтобы все,что написал Миша увидело свет. С уважением, Нина!

                                                                                    [последние  стихи]

                                                                      Нам повезло – нас обошла гроза.
Гром прогремел, а Божий гнев не грянул.
И Бог нам в души ясным светом глянул.
Листва дрожит, сияя вся в слезах.
Грозу несло немного стороной,
Но я слыхал могучие раскаты –
Там над землёй, Создателем проклятой
Свирепый град прошёл косой стеной.
Там смерть была, там не смеются дети,
Там битая пшеница полегла.
А здесь уже опять пошли дела,
Как бы грозы и не было на свете.
А здесь уже орёт магнитофон.
Гляди, как здорово – с лотка торгуют пивом!
И вот уже сюда неторопливо
Мужчины пьянствовать идут со всех сторон.
Бред вечный мутным катится ручьём –
Должны ж перебесится молодые?
Ну, я-то помню времена крутые,
А жив остался – значит не при чём.
Но вдалеке – там, где угрюмым строем
Застыли уцелевшие леса,
Уже темнеют мрачно небеса.
И тихо там пред новою грозою.
- - - -
Сказал мне бес: Гляди – живая ложь.
А правда это утешенье слабых.
И ты угла такого не найдёшь,
Из-за которого тебе не сунут нож
Или в глаза не наплюют хотя бы.
Но светлый ангел мне сказал: Не верь.
Ведь это просто бредни злого беса.
Но есть золототканая завеса,
За нею тайной замкнутая дверь.
Иди за мной, куда я поведу,
И если у тебя не дрогнет сердце –
Во тьме, средь демонов посмеешь оглядеться –
Окажешься ты в солнечном саду.
За дверью той, за тяжкой той завесой
Есть гулкий, долгий, тёмный коридор.
Тем коридором выйдешь на простор –
Там сад, вдали он стал дремучим лесом.
В лесу том – звери, птицы и цветы,
И шелест юных листьев, ветра пенье.
И прокричишь навстречу ветру ты
Последнее своё стихотворенье.
- - - -
Это было в Москве, где Истории пишутся главы,
Где – кого мне бояться? – я каждому встречному свой!
Да Москва-то родная….
С ней, братец, дурная забава.
Как однажды пошло по вокзалам:
- Ребята, облава! Облава!
Да за глотку удавкой стальной.
Это было во сне: Небо синее вспыхнет и грянет
Над столицей моей в золотые литавры весной.
Но весна над Москвой никогда, никогда не настанет,
Только тихую песню привычно, уныло затянет
Дождь осенний, гнилой, затяжной.
Мне казалось, на Сретенке каждый подъезд меня спрячет,
На Волхонке сорвусь – ведь я сын проходного двора!
Но в любом переулке встречает меня неудача,
И сховаться мне негде, и взяли мня мусора.
И в дежурке зловонной мне чётко тогда объяснили:
Никуда здесь не суйся, а только дыши и живи.
Не таких мы к рассудку в державной Москве приводили,
И Москва это город, в котором живут муравьи.
Но тогда я всё брошу – уйду, улечу и уеду.
Я полмира прошёл, мне знакомы иные края!
А как с трапа сойдёшь, от Московского злобного бреда
Никуда не уйти, и судьба это, видно, моя.
Ну, а если судьба, побреду по великой дороге –
Та дорога исхожена тысячу лет до меня.
Той дорогою вечно проходят искатели Бога –
Без надежд, налегке, никого не за что не виня.
флаг

письмо

Дорогие друзья ! Сегодня ушел из жизни Беглый.
Последнее время он жил во Франции со своей семьей.К сожалению,к моменту,когда он добрался до нас,здоровье его было совершенно подорванно.Будучи больным,он говорил,когда это все кончится,сяду и напишу моим друзьям в ЖЖ.Он размышлял над тем,что еще напишет.В нем постоянно происходила творческая работа.Михаил не был человеком практическим,в своих мыслях он был далек от тех мелких забот,которые нас занимают ежедневно.Но мы уверенны,что наш мир был бы беден без таких людей,как Миша Пробатов.
    До самого последнего вздоха он был окружен заботой и любовью.Мы  скорбим.Его жена Нина Пробатова,его дети,внуки,правнуки во Франции и в Москве.
флаг

Когда в юной вселенной всё было по-другому. Продолжение.

Не просто мне сейчас каждое слово даётся. Так я стану понемногу высылать.Кому не нравится - пожалуйста, напишите, почему не нравится.
----

- Высылайте разъезды. Война началась! – хрипло прокричал старый кентавр.
А Дагор Микар запел: “Воины Мисора, чаши пенятся вином. Пир начинается – весёлый пир мечей и копий. Моя стрела полетит первой! Не знает она промедления и промаха! За бонаканскую белую розу, друзья-танируги!”.
На стене Кантазорского замка протяжно, призывно заплакала и засмеялась серебряная войсковая труба.

- - - -

Так началась война, которая длилась два года. От десяти тысяч кентавров царя Логура не осталось и десятка бойцов. Несметно воинов и простых горных пастухов потеряли и люди. Но кентаврам подошло подкрепление из Долины, а на помощь таниругам огромным множеством спустились из высокогорья их дикие соплеменники в медвежьих шкурах, которые сражались рогатинами, вырезанными из горного дуба. Амазонкам же неоткуда было ждать подмоги, потому что в их владения в Долине вторглись вольные кентавры, которым предводительствовал молодой вождь Наруг. И Зола вынуждена была уехать для набора нового войска и защиты своих городов. За себя она оставила старую и опытную воительницу Гомру, в её распоряжение было не более восьми тысяч пеших изнурённых, израненных, амазонок, которых она медленно отводила к Перевалу, и надеялась уйти, совершая внезапные ложные маневры и быстрые переходы.
Однако, конный авангард сорокатысячного единого войска людей и кентавров оказался на Перевале первым – двадцать тысяч конников-людей и пятнадцать тысяч кентавров . Амазонки, за неимением коней, не успевали, были отрезаны, и для них в этом мире всё было кончено.
В горах уже начиналась весна, снег на Кантазорском Перевале ещё не сошёл, но утро, после того, как ушёл предрассветный туман, было ослепительно. Воины стояли под синим ясным небом, их кони перекликались весёлым ржанием. Солнце уже показалось краем яркого диска из-за ледяных вершин неприступного Зура. И орлы в синеве величественно плавали над местом предстоящего сражения. Ждали. Потом послышался возглас передового: “Идут!”.
Амазонки поднимались к Перевалу тесным строем широкими шеренгами по тысяче в каждой шеренге – всего около шести тысяч неукротимых воительниц. А впереди этого строя шла сотня, построенная в безупречный квадрат – это были ужасные старухи-амазонки, они шли без доспехов с распущенными седыми космами, изрубленные в многолетних боях. Все были обнажены по пояс – так что видны были обвислые груди, рваные шрамы на их некогда прекрасных телах, у многих не хватало руки, или ногу заменяла деревянная подпорка. Каждая в каждой руке держала по мечу – если рук было две. Однорукие, которых было немало – второй меч держали в зубах.
- Умирать идут! – сказал кто-то.
Остановились, и вперёд вышла молодая красавица с мечом, на который повешен был белый платок.
Князь Мисорский, княгиня и царь кентавров стояли на вершине рядом в окружении военачальников и вельмож.
- Глашатай! Кричи ей, пусть подойдёт. Мы выслушаем.
Даже для посланницы не нашлось у амазонок добрых доспехов. Её панцирь был измят, изрублен, а шлема и вовсе не было, кудрявые чёрные волосы слиплись от крови.
Она подошла ближе и, по обычаю опустив меч, стряхнула с него в талый снег под копта коней и кентавров белый платок переговоров.
- Государи! Нас мало, но впереди у вас нелёгкая битва, и вы многих потеряете.
- Твоя правда. Это я вижу, – сказал великий князь.
- Непобедимая Гомра, предводительница, наша предлагает за свободный выход с честью и оружием – по осени, как урожай соберут – караван зерна в сотню телег. А коли вам этого мало, так у неё и другое предложение есть.
- Не много Гомра предлагает за свободный выход. Сотня телег зерна, а пшеницу не посеял ещё никто. А у вас дома – война. Ещё неизвестно, кто поля засевать станет, и найдётся ли чем и кому засевать, а по осени жать, – сказал царь Логур.
- Не прогневайся, великий царь, но переговоры мы с князем моим здесь ведём, – сказала княгиня, сдвинув брови, а царь только опустил голову, чтобы скрыть улыбку.
- Скажи другое предложение.
- Поединок.
- Поединок! – выкрикнул царь. – Она за сумасшедших нас принимает, князь! Нет воина среди живых, кто с нею мог бы биться наравных. Ты только погляди на неё – вон она стоит, на копьё оперлась. В жилах стынет кровь, как поглядишь.
Великая княгиня весело ответила:
- А у меня так кровь всегда горяча, на какое чудовище не гляну. Скажи слово, мой неустрашимый витязь и прекрасный возлюбленный сердца моего!
Князь Ниром тронул коня коленом и подъехал  к жене. Он бережно взял её руку и поцеловал. Затем, ударив коня плетью, выехал вперёд.
- Великая воительница Гомра! Хорошо ли ты слышишь меня? Я, великий князь Мисора и всего Бонакана, принимаю твой вызов на смертную схватку! Этот мой поединок я посвящаю даме сердца моего, великой княгине Мисорской. Коли ты меня убьёшь – все вы выйдете с честью и оружием на волю в Долину! Одолею тебя я – все твои амазонки в рабство пойдут. Согласна ли ты?
Хриплый зычный голос донёсся издалека:
- Слышу тебя, великий князь! Подумай, однако. Не тебе со мною сладить в поединке. Пожалей молодую жизнь свою.
- Благодарю за заботу. Всякое в битвах случается – на удачу надежда моя.
 - Скажи, как биться будем.
- Могу дать тебе доброго коня, выбери любого, а коли хочешь – пешими станем биться.
- Не стану биться на чужом коне. Бьёмся пешими. Князь! Бьёмся до смерти. Верно ли я поняла тебя?
Князь сошёл с коня, бросив поводья мальчику-оруженосцу.
- Э! Князь! – сказал царь Логур. – Хорошо ли ты подумал? Всем известна твоя отчаянная храбрость. Но для чего этот поединок, когда мы их за минуту сомнём – вон уж и пехота твоя на подходе. За полвека непрестанных войн Гомра ни разу в поединке никому не проиграла, и все её противники были убиты.
- Поединок в честь прекрасной дамы! – откликнулся великий князь. – Это тебе непонятно, царь, а для человека это важнее жизни.
флаг

Коту нужна возлюбленная

Для израильтян.

У меня есть рыжий кот. Ему нужна возлюбленная - он вполне созрел для полноценной половой жизни - чрезвычайно темпераментный и ласковый одновременно.

Я дал объявление в Израиль на ладони  Вот ссылка: http://doska.israelinfo.ru/my/mymessages

Впрочем, текст я здесь приведу полностью, потому что мой призыв на кошачьем сайте объявлений зарегистрирован под номером 206598.

Итак.

Речь идёт о самце дикой кошки онцилила, случайно попавшем к нам в Иерусалим и живущем с нами, будто член семьи.

Около года тому назад мы с женой работали в междуречье рек Укаяли и Мараньон, слиянием которых начинается Амазонка. Когда уж за нами пришёл вертолёт, вождь племени Таруноров, престарелый Багоро, подарил нам на память котёнка онцилила, поскольку индейцы верят в то, что эти кошки приносят удачу.

Сейчас молодому коту необходима возлюбленная. Котята, будут восхитительны.

Звоните!


0547221478
флаг

Когда в юной вселенной всё было по-другому

Всё, что можно прочесть ниже, написано человеком, не имеющим представления о современной литературе и современном искусстве. То есть, если вы считаете, что Толстой и Достоевский толкли воду в ступе, а Пелевин нам поведал некие сокровенные истины – не читайте этого моего текста.

Десять лет тому назад – незадолго до того, как открылись для меня Интернет и ЖЖ – я начал писать большой роман из истории вымышленного мною Континента, и страны, и государства на этом Континенте – Бонакана. Некоторые главы я помещал в своём ЖЖ. Почти никто их не комментировал, и я подозреваю, что никто их не читал. Такая попытка это следствие моего горячего увлечения художественным творчеством Д. Р. Р. Толкина и К. С. Льюиса, возглавивших в своё время в Оксфорде группу Inklings – писателей, поэтов, историков и религиозных теоретиков, которые свои взгляды выражали в жанре фэнтези, хотя сам Толкин свои произведения не относил к фэнтези, называя их легендариум. Наиболее значительный писатель из группы Inklings, то есть, постарался дистанцироваться от фэнтези – почему? Да ведь фэнтези как жанр возник в Западной Европе в XIX веке под влиянием средневековых рыцарских романов, получивших небывалый успех в XVI веке – в европейской культуре рыцарские романы, безусловно – явление, ущербное, неполноценное. Эти романы, в сущности, были выхолощенным подобием древних сказаний о рыцарях круглого стола короля Артура, и подобие это, с поправкой на эпоху, были ни чем иным, как фэнтези, и “Дон Кихот” Сервантеса начался с того, что, находясь в тюрьме, он делал записи, высмеивающие этот в его время популярный, но с его точки зрения вредный и бессмысленный жанр.

Вот, я просмотрел только что написанное и сразу попытался найти в Интернете что-то вразумительное по поводу российского “фэнтези”, который возник задолго до оксфордских инклингов – за сто, приблизительно, лет до них. Я нашёл роман А. Вельтмана “Кощей Бессмертный. Былина старого времени” и некоторое время грустно скользил взглядом по совершенно неудобочитаемому тексту. Со вздохом я вспомнил о чудесной песне “Что отуманилась, зоренька ясная”, текст которой был написан Александром Вельтманом – историком, поэтом, современником и другом Пушкина. Песня эта звучит как современная в течение полутора веков на печальных просторах России. Но Пушкин, отмечая несомненный талант Вельтмана, мягко назвал его фантастическую прозу “вычурной болтовнёй”. Что за умственный винегрет, столетиями прокисает в головах русских интеллектуалов! В середине XX столетия совсем по-другому работали оксфордские инклинги, иные цели ставили себе и, по крайней мере, они более определённо, чем Александр Вельтман, знали, чего хотят, для чего пишут. И всё же мне всегда казалось, что фантастический мир “Хроник Нарнии” и трагический мир “Сильмариллиона” и “Властелина колец” – не просто несоизмеримы по художественной ценности, но противоположны в содержательном смысле. У Люиса – в конечном счёте, игра. У Толкина – беспощадный анализ вечных исторических закономерностей.

Между тем, в наши дни грандиозное произведение Толкина почти совсем не читаемо – всерьёз не читаемо никем, кроме молодых и не слишком молодых энтузиастов ролевых игр, которые Толкиена иронически называют “профессором”. Между тем, “Хроники Нарнии” Люиса в 2006 году были проданы в количестве 100 миллионов экземпляров на более чем сорока языках. Почему? Потому, мне кажется, что Льюис писал легче, меньше у него выходов в реальную историческую драму, дважды поставленную в XX столетии на великой сцене нашего глупого мира. Как ни раздражался Толкин попыткам провести прямую параллель, а “Властелин колец” – это повесть о двух мировых войнах, в первой из которых участвовал он сам, в во второй – его сын.

До сих пор роман, который я назвал именем главного героя “Рутан Герберт Норд”, не закончен, хотя написан относительно большой объём прозы, где всё в беспорядке, требует авторской правки – даже арифметически, например, даты перепутаны настолько, что на протяжении двадцати лет героине, кажется, из года в год нет и тридцати лет от роду. Вот, по этой ссылке, если кому-то покажется интересным, можно познакомиться с этим текстом:
http://www.proza.ru/2010/11/05/518
Но за минувшее десятилетие, которое, несомненно, оказалось самым трудным, но и самым плодотворным за всю мою долгую жизнь (в ЖЖ это, к сожалению, никак не отразилось), я придумал и частично отрывочно записал некоторые эпизоды Истории Бонакана от раннего Средневековья до Новейшего Времени. Есть у меня в ворде и отрывки из древней религиозной мифологии, и есть кое-как возникающее, но вовсе не возникшее ещё некое подобие национального эпоса, который я пытаюсь изложить в прозе, не посягая на старинную и очень своеобразную версификацию подлинника.

Истории, подобные той, что вы сейчас можете прочесть – в Бонакане, в 8-13 в. в. н. э. назывались по старотлосски “tomi mron” – буквально “до всего” или “перед всем”. Такие истории, дошедшие до нас в отрывочных, фрагментарных списках, считаются отголосками мифологии древнего населения Бонакана – тлоссов и нантеков. Почему я с этого начинаю? Я хочу, чтоб читатели этого журнала имели хотя бы приблизительное представление о моих блужданиях в тяжком тумане, накрывшем меня с 2006 года в силу ни от чего и ни от кого не зависящих обстоятельств. Кроме того, сочинять эту фантастику мне сейчас легче – я ещё не вполне восстановил прежние силы.
Ниже – литературно обработанный мню tomi mron из обширной мифологической истории Великого княжества Мисорского – древнего государства на Юге Бонаканского полуострова, в Мисорских горах.
Я всё ещё не связался, как обещал, ни с кем из старых друзей в ЖЖ – трудно поверить, но для этого нужны силы, которых я набираюсь. Всегда я быстро выздоравливал. Но вот, после очередного инфаркта и операции на сердце – сил ещё мало. Я даже простую переписку по эл. почте веду с трудом.
Это написано мною уже после того, как я объявил, что литературные материалы снова станут появляться в моём ЖЖ ежедневно, как до 2006 года. Однако, так не выходит – я быстро устаю. И впервые в жизни много сплю.


Когда в юной Вселенной всё было по-другому


Итак, когда в юной Вселенной всё было по-другому, и не только нас с вами, но и всего мира нашего не было – мир тех давних времён был не хуже и не лучше нашего – однако, тот мир был совершенно иным.
Кроме людей, тогда Землю населяли ещё и иные разумные – точнее способные мыслить существа, которые, были произведены из бессловесных животных Злым духом, вечно терзаемым низкой завистью к Создателю. Свирепые амазонки и кентавры. Не менее свирепы, чем эти дикие подобия человека, были и сами люди, и повсюду царила жестокость, и кровь лилась рекою, а о любви думали редко, разве только о любви тела, хотя и жаркой, но бессердечной – такая любовь, едва ли не как правило, бывает не менее жестока, чем смертельная схватка. Но люди, редко думая о духовной любви, всё же знали её, могли испытывать – любовь не только тела, но и своей бессмертной души. Редко они вспоминали о такой любви, редко подвергались её сладостному, отнимающему силы, но плодотворному, добротворному очарованию – слишком редко. Как быть? – времена такие выпали на их век.
Collapse )
флаг

Сегодня умер Меир Хар Цион

Он был по определению М. Даяна первым после Бар Кохбы солдатом Израиля. Сейчас ровно полночь. Утром  он умер. Мне исполнилось шестьдесят восемь лет. Но мне было всего семь лет, когда он, явившись в подразделение 101 к Ариэлю Шарону, начал свою недолгую беззаветную службу Стране.

Позор каждому, кто пытается в эти дни опорочить память исполинов израильской Истории - из трусости, из корысти, из недомыслия.

Итак, он умер - ушёл в бесконечную даль еврейской вечности. Пройдут ещё долгие годы, пока мир узнает - это конец эпохи израильских героев, или за этой смертью последует возрождение былого боевого духа нашей армии и нашего народа.

Пусть же враги не ликуют, а трепещут. Будущее покажет!